Меню
Главная - Другое - Одному дадут больше срок и группе лиц

Одному дадут больше срок и группе лиц

Одному дадут больше срок и группе лиц

Уголовная ответственность за групповое избиение человека

Групповое избиение – это уголовно наказуемое деяние, выражающееся в умышленном нанесении телесных повреждений человеку по предварительному сговору нескольких лиц. За групповое избиение в УК РФ предусмотрено несколько статей: ст.

111, 112, 115, 116. Конкретная статья для вынесения приговора в отношении лиц, участвующих в избиении человека (людей) определяется судьей исходя из таких факторов, как степень тяжести причиненного вреда потерпевшему, цель, которую преследовали преступники, отсутствие или наличие сговора перед избиением и т. д. Наказание за такое преступление может варьироваться от 2 до 10 лет тюрьмы.

Как уже обозначалось выше, в Уголовном кодексе есть несколько статей, регламентирующих ответственность за групповое избиение.

Наказание по той или иной статье будет зависеть от тяжести причиненного потерпевшему ущерба. Для определения степени тяжести нанесенных повреждений или увечий при групповом избиении потерпевший должен пройти судебно-медицинскую экспертизу.

В пункте «3» ст.

111 УК РФ за умышленное групповое причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего за собой потерю какого-то органа, слуха, речи, ребенка (если женщина была беременной) или повлекшее за собой полную утрату трудоспособности, каждого члена преступной группировки или лиц, которые действовали по предварительному сговору, ждет суровое наказание:

  1. тюремное заключение сроком до 12 лет с ограничением свободы (до 2 лет) либо без такого ограничения.

Если в результате побоев с тяжкими телесными повреждениями человек умер, однако действия группы лиц будут квалифицироваться как нанесение побоев, повлекших по неосторожности смерть человека, виновным будет грозить такое наказание:

  1. тюремное заключение сроком до 15 лет с ограничением свободы или без ограничения.

Ситуация.

Пожилой женщине, которая сделала замечание группе молодых лиц не курить и не материться возле ее подъезда, не повезло. Вспыльчивые мужчины, которым не понравилось, что старушка делает им замечание, решили наказать ее: они повалили бабушку на асфальт, начали бить ее руками и ногами по голове, почкам.

Кто-то из соседей вызвал полицию. Правоохранители приехали и повязали преступников.

Бабушку увезла бригада скорой помощи. От прямого удара в лицо у бабушки надорвалась роговица в глазу, она ослепла.

От ударов у женщины сломалось 4 ребра, а также произошел самопроизвольный разрыв почки.

Ввиду причиненных тяжелых последствий, а также ввиду того, что преступники избивали потерпевшую группой, каждому виновному был вынесен приговор в виде лишения свободы сроком от 5 до 8 лет согласно ст.

111 УК РФ.

В п.

2 подпункте «г» речь идет об ответственности группы лиц за умышленное причинение вреда средней тяжести человеку, вызвавшее расстройство его здоровья или утрату трудоспособности меньше чем на 1/3, однако не вызвавшее полную утрату трудоспособности или не причинившее тяжкий вред его здоровью. За такое преступление виновным лицам грозит такое наказание:

  1. лишение свободы сроком до 5 лет.

Для сравнения: за причинение вреда средней тяжести другому человеку от одного лица (не группы лиц), виновный может получить максимальный срок наказания в виде 3 лет лишения свободы.

А то же самое преступление с теми же последствиям, но совершенное группой лиц, увеличивает степень наказания. Ситуация. Отдыхая в баре, у группы молодых людей произошел скандал с барменом. Во время словесной перепалки один из группы отдыхающих, действуя умышленно и осознанно, нанес бармену 3 удара кулаком в область головы.

Когда потерпевший начал давать отпор, то к тому, кто наносил удары, подоспели друзья.

Они вывели бармена на улицу и начали по очереди избивать.

Всех подозреваемых задержали. Они предстали перед судом за групповое избиение, повлекшее за собой причинение вреда средней степени тяжести.

Так, судмедэксперт установил, что у потерпевшего наблюдалась гематома в области глаза, перелом кости носа, ушибы грудной клетки. Действие подсудимых судья квалифицировал по части 2 ст. 111 УК РФ, как совершение умышленного причинения вреда средней степени тяжести группой лиц.

Судья признал всех обвиняемых виновных и приговорил зачинщика драки к 3 годам лишения свободы, других участников группового избиения – к 1-3 годам (у некоторых были смягчающие обстоятельства) тюремного заключения.

За групповое избиение по предварительному сговору, в результате которого потерпевшему был причинен легкий вред здоровью, виновные лица могут понести такое наказание:

  1. штраф в размере до 40 тысяч рублей;
  2. обязательные работы сроком до 480 часов;
  3. арест до 4 месяцев.
  4. исправительные работы сроком до 1 года;

В этой статье закон не выделяет в отдельную категорию преступление, совершенное группой лиц. Поэтому каждый член группировки, участвующий в избиении, в результате которого потерпевшая сторона отделалась легкими телесными повреждениями, понесет наказание по части 1 статьи 115 УК РФ.

Однако на практике последствия группового избиения куда хуже, чем причинение легкого вреда здоровью. Обычно если бьет несколько человек, то их действия квалифицируются по статьям 112 или 111 УК РФ.
Если в результате группового избиения потерпевшему была причинена боль, однако последствия избиения были незначительными, не вызвали кратковременного расстройства здоровья или незначительную утрату трудоспособности, тогда подозреваемым в преступлении грозит такое наказание:

  1. принудительные работы сроком до 2 лет;
  2. арест до полугода;
  3. обязательные работы сроком до 360 часов;
  4. исправительные работы сроком до 1 года;
  5. ограничение свободы сроком до 2 лет;
  6. тюремное заключение сроком до 2 лет.

В ст.

116 УК РФ нет разграничения относительно количества лиц, участвующих в побоях. Здесь неважно, сколько человек участвует в инциденте. В Уголовном кодексе нет отдельной статьи за групповое избиение несовершеннолетнего лица. Причинение физического вреда здоровью несовершеннолетнего относится к отягчающим обстоятельствам.

Причинение физического вреда здоровью несовершеннолетнего относится к отягчающим обстоятельствам. При вынесении приговора судья учитывает этот факт, поэтому наказание для преступников будет максимальным.

Нередко между одноклассниками возникают конфликты, которые заканчиваются избиением.

Часто такое случается, когда одноклассники глумятся над «заучкой» или хотят доказать, что они лучше, сильней, чем их одноклассник-боксер.

Нередко их потасовки заканчиваются избиением.

Что грозит подросткам, которые решили объединиться и избить сверстника? Если подросткам еще не исполнилось 16 лет, тогда даже за групповое избиение они не буду привлечены к ответственности, поскольку согласно Уголовного кодекса ответственность за избиение несут лица с 16 лет. Но это не означает, что действия подростков будут безнаказанными.

Если родители пострадавшего ребенка напишут заявление в полицию по факту группового избиения их ребенка, то виновных несовершеннолетних лиц поставят на учет, будут периодически вызывать для профилактической беседы по вопросам поведения.

Если заявитель подаст иск в суд на возмещение морального или материального ущерба, тогда родители несовершеннолетних подростков, участвующих в групповом избиении, должны будут удовлетворить иск. Ситуация. В одной из городских школ г. Омска школьница была подвергнута групповому избиению своих сверстниц.

Омска школьница была подвергнута групповому избиению своих сверстниц. Поочередно одноклассницы наносили пострадавшей удары по животу и спине.

На горе-одноклассниц родители пострадавшей девушки написали заявление в полицию. Рассмотрев обстоятельства дела, судья установил, что всем участницам группового избиения еще не исполнилось 16 лет, это значил, что им не грозит уголовная ответственность. Виновных подростков поставили на профилактический учет, а их родители теперь заплатят потерпевшей стороне моральный ущерб на сумму 1000 рублей.

Вопрос: Что будет моему мужу и его друзьям за групповое избиение мужчины 40 лет? Они сломали ему челюсть в двух местах.

Ответ: Здесь речь идет о групповом избиении.

За такое преступление предусмотрена уголовная ответственность. Срок наказания зависит от степени тяжести вреда здоровью. Если у потерпевшего сломана челюсть и больше не имеется никаких телесных повреждений, увечий, тогда речь идет о причинении вреда здоровью средней степени тяжести.

Вашего мужа, скорее всего, привлекут к ответственности по ст.

112 УК РФ. Санкция статьи предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы.

Вопрос: Какая статья грозит за групповое избиение нескольких человек? Ответ: Все зависит от последствий, от того, какое заключение потерпевшим дадут судмедэксперты.

Если речь идет о причинении вреда средней степени тяжести, тогда виновным грозит наказание по ст. 112 УК РФ. Если речь идет о причинении вреда легкой степени тяжести, тогда это ст.

115 УК РФ. Если в заключении судмедэкспертов будут значиться побои, тогда виновные предстанут перед судом по ст. 116 УК РФ. Вопрос: Можно ли возбудить уголовное дело за групповое избиение мужчины женщинами?

Ответ: Уголовное дело возбуждается только в том случае, если заявитель напишет заявление в правоохранительные органы. И тут неважно, кто состоял в групповом избиении, пусть даже хрупкие женщины.

Все равно они понесу ответственность, если были виновными в нанесении вреда здоровью потерпевшему. Вопрос: Какой срок грозит группе лиц за групповое избиение человека со смертельным исходом (человек умер в больнице)?

Ответ: В этом случае преступление подпадает под статью 111 Уголовного кодекса. Если в результате группового избиения потерпевший скончался, тогда виновным будет грозить наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет. Групповое избиение человека – это преступление, которое регулируется несколькими статьями Уголовного кодекса: ст.

111, 112, 115, 116.

Размер и вид наказания зависит от степени тяжести причиненных повреждений, смягчающих и отягчающих обстоятельств, и может заключаться как в виде штрафа, так и в виде тюремного заключения сроком до 15 лет.

Если вы или ваш знакомый стали потерпевшими от группового избиения, тогда следует как можно скорее написать заявление в полицию, снять побои, чтобы правоохранительные органы привлекли виновных к ответственности, а судья наказал их по всей строгости закона.

Бесплатная юридическая консультация в регионах: 8-800-555-81-37 Свежие статьиРубрики Мы ВКонтакте ©2021 Уголовный эксперт

Группа лиц и группа лиц по предварительному сговору: проблемы квалификации и ответственности

Ключевое в ст. 35 УК РФ слово — «группа». По С.И.

Ожегову, группа — совокупность людей, объединенных общностью интересов, профес­сии, деятельности (См.: Ожегов С.И.

Словарь русского языка. М., 1990. С. 151.). Г.М. Андреева под группой понимает реально существующее образование, в котором люди собра­ны вместе, объединены каким-то общим признаком, разновидностью совместной деятельности или по­мещены в какие-то идентичные условия, обстоятель­ства (также в реальном процессе их жизнедеятель­ности), определенным образом осознают свою при­надлежность к этому образованию (См.: Андреева Г.М.

Социальная психология. М., 1980. С. 176.). По мнению Н.Г. Иванова,

«соединяя количествен­ную характеристику группы с приведенной выше, получаем лапидарное определение: группа — это такое образование, где двое или более лиц действу­ют совместно, осознавая свою принадлежность к этому образованию»

(Иванов Н.Г. Организованная преступность и совершенствование уголовного законодательства о соучастии // Совет­ское государство и право.

1990. №7. С. 71.). Р.Р. Галиакбаров считает, что указание на груп­пу лиц в тексте уголовно-правовой нормы может свидетельствовать не только о соучастии, но и ха­рактеризовать групповой способ совершения пре­ступления (См.: Галиакбаров P.P.

Квалификация групповых преступлений. М., 1980. С. 35-36.). По его же мнению, групповой способ соверше­ния преступления представляет собой специфичес­кую форму осуществления преступной деятельнос­ти, которая требует самостоятельной юридической оценки (См.: Галиакборов P.P. Групповые преступления. Свердловск, 1973.

С. 118.). С ним солидарен И.П. Малахов, который ука­зывает: «Соучастие в преступлении вовсе не тождественно групповому преступному посягательству, в какой бы форме оно ни проявлялось. Это разные явления, имеющие различное содержание и само­стоятельное уголовно-правовое значение.

Теоретические разработки вопросов групповых проявлений преступности с позиций соучастия, рав­но как и вопросов соучастия в преступлении с по­зиций групповых проявлений преступности, явля­ются ошибочными» (Малахов И.П.

Соучастие и групповая организованная преступность // Правоведение. 1994. №5-6. С. 125.). Нам представляется, что новое уголовное зако­нодательство разрешило все эти

вопросы. Группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, орга­низованная группа и преступное сообщество (пре­ступная организация) признаны формами соучас­тия, а их уголовно-правовое значение рассматрива­ется исключительно в рамках соучастия.В литературе была предпринята попытка на основе анализа такой разновидности соучастия, как группа лиц без предварительного сговора, обозна­чить и сформулировать новый вид соучастника — инициатора преступления.

При этом инициатором предлагается признавать лицо, которое при совер­шении преступления группой лиц без предваритель­ного сговора помимо непосредственного исполнения преступного деяния высказывает идею совершить данный противозаконный акт либо навязывает ее остальным соучастникам (См.: Калуцких Р.Г.

Уголовно-правовые вопросы квалификации преступлений, совершенных в соучастии.

М., 2000. С. 6,14.). Это предложение из действующего закона не вытекает, поскольку группа лиц без предваритель­ного сговора предполагает участие в совершении преступления двух или более исполнителей без предварительного сговора (п. 1 ст. 35 УК РФ). Если кто-либо из исполнителей высказывает идею совер­шить преступление либо навязывает ее остальным соучастникам, которые с ней соглашаются, то ско­рее всего это будет группа лиц по предварительно­му сговору.

Кроме того, есть ли смысл выделять особо (как вид соучастника) такое лицо вообще, если особо активная роль в совершении преступления является, в соответствии с п.

«г» ч. 1 ст. 63 УК РФ, обстоятельством, отягчающим наказание? Думает­ся, что смысла в этом нет.

Совершение преступления группой лиц, груп­пой лиц по предварительному сговору, если это не предусмотрено в качестве квалифицирующего при­знака в статье Особенной части УК РФ, должно отразиться при назначении наказания, в соответ­ствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ, как отягчающее обстоятельство.

Челябинским областным судом осуждены Денисюк и Полизов по пп.

«а», «г», «и», «н» ст. 102 УК РСФСР, пп. «б», «в», «г» ч. 3 ст.162 УК РФ. Как установ­лено судом, Денисюк, Полизов и другие осужден­ные с целью кражи из квартиры Хохряковых при­ехали к их дому. Но неожиданно для них в кварти­ре оказалась Полякова. Втолкнув в квартиру, Полизов и Денисюк убили потерпевшую, а затем по­хитили вещи и деньги.
Втолкнув в квартиру, Полизов и Денисюк убили потерпевшую, а затем по­хитили вещи и деньги.

Присутствие Поляковой в квартире было для осужденных неожиданным, дан­ных о том, что Полизов и Денисюк заранее догово­рились о совместном совершении ее убийства, не имеется, поэтому осуждение их по п. «н» ст. 102 УК РСФСР исключено из приговора (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №11. С. 19.). Рассматривая дела, по которым имеется квали­фицирующий признак — совершение преступления группой лиц по предварительному сговору — суды в нарушение ст.

20, 68, 314 УПК РСФСР не указы­вают, где и когда состоялся предварительный сго­вор на совершение преступления, а также была ли вообще такая договоренность.

Это обстоятельство ведет к тому, что суды не различают квалифицирующие признаки — совер­шение преступления группой лиц по предваритель­ному сговору и просто группой лиц.

Ссылка в при­говоре о действии осужденных согласованно и од­новременно свидетельствует не о наличии предва­рительного сговора, а о совершении преступления группой лиц. Приговор Челябинского областного суда в отношении А., осужденного за убийство М.

по п. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в частности, за убийство группой лиц по предварительному сговору, был изменен, поскольку не установлен предварительный сговор на это преступление ( Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. №7. С. 27.). По приговору Октябрьского районного суда г.

Саранска Республики Мордовия осуждены К. по п. «а» ч. 2 ст. 213, п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ и 3. по п. «а» ч.

2 ст. 213, п. «б» ч. 2 ст. 131, п.

«а», «б» ч. 2 ст.132 УК РФ.Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила, исключила указание о предварительном сговоре, так как в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что осужденные заранее договорились о совместном совершении хулиганских действий и изнасилования, а в соответствии с ч.

2 ст. 35 УК РФ именно в таком случае преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору. Доказательства совместного совершения преступлений К. и 3. дают основания для признания преступления совершенным группой лиц (Бюллетень Верховного Суда РФ.

2001. №9. С. 17.).По мнению Ю.А. Дидатова, которое нами поддерживается, законодательная

ремарка «без пред­варительного сговора» отнюдь не свидетельствует об отсутствии соглашения вообще. Соучастие не­мыслимо без взаимно согласованной деятельности соучастников.

Это бесспорное положение предоп­ределяет необходимость установления самого фак­та соглашения, которое, в свою очередь, объекти­вируется на более поздней стадии развития пре­ступления — стадии покушения. Именно поэтому такой сговор нельзя назвать предварительным (См.: Дидатов ЮЛ. Соисполнительство в преступлении по российскому уголовному праву.

М., 1998. С. 20.). В соответствии с ч.

2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по пред­варительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.Некоторые авторы в этой связи обращают внимание на неточность формулировок: «то же деяние, совершенное группой лиц», «группой лиц по предварительному сговору» или «организованной группой» (См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред.

Н.Ф. Кузнецовой и Н.М. Тяжковой.

М., 1999. С. 258.). Солидаризуясь с ними, Н.Г.

Кадников полагает, что неверно вести речь о групповых преступлениях. Согласно ст. 34 УК РФ ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления. Поэтому правильнее го­ворить не о групповом преступлении, а о соверше­нии преступления в составе группы лиц (как это закреплено в п.

«в» ч. 1 ст. 63 УК) (См.: Кадников Н.Г.

Квалификация преступлений по уголовному праву России. М., 2000. С. 63-64.). Мы полагаем, что преступление совершается все-таки группой лиц по предварительному сгово­ру, организованной группой, преступным сообще­ством, поскольку именно об этом говорится в зако­не (ст.

35 УК РФ). Другое дело, что каждый соуча­стник несет индивидуальную ответственность, имен­но поэтому в п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ (обстоятель­ства, отягчающие наказание) говорится уже об от­ветственности за совершение преступления, напри­мер, в составе группы лиц по предварительному сговору. Совершение преступления соучастниками от­нюдь не исключает персональную ответственность каждого из них соразмерно содеянному в соответ­ствии со ст.

34 УК РФ.Н.Г. Иванов справедливо отмечает, что термин «предварительный» означает предварение действия, то есть перед действием. В уголовном праве нача­лом совершения деяния считается покушение. По­этому все действия, направленные на образование группы, совершенные до покушения, будут рассмат­риваться с точки зрения предварительного согла­шения.

Действия аналогичные, но совершенные пос­ле покушения (а соучастие, как известно, возможно до фактического, но не юридического окончания преступления) не могут рассматриваться в качестве предварительного соглашения (См.: Иванов Н.Г.

Организованная преступность и совершенствование уголовного законодательства о соучастии // Советское государство и право.

1990. №7. С. 72.). В отличие от соучастия без предварительного сговора, когда соглашение на совместную преступ­ную деятельность и собственно преступная деятель­ность (выполнение объективной стороны состава преступления) совпадают, при предварительном сго­воре они отделяются.В обзоре надзорной практики Судебной колле­гии по уголовным делам Верховного Суда Российс­кой Федерации за 1999 год отмечается: «Судами допускаются ошибки при квалификации действий осужденных по признакам совершения преступле­ния группой лиц, группой лиц по предварительно­му сговору либо организованной группой.

Некоторые суды испытывают трудности при разграничении этих признаков, а также не учиты­вают, что в соответствии со ст.

68 УК РСФСР нали­чие в преступных действиях обвиняемого каждого из квалифицирующих признаков подлежит дока­зыванию, согласованность действий обвиняемых не может служить достаточным основанием для при­знания преступления совершенным по предвари­тельному сговору».

Группа лиц по предварительному сговору зара­нее договаривается о совместной преступной дея­тельности. В пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ „О судебной практике по де­лам о взяточничестве и коммерческом подкупе“ от 10 февраля 2000 г. указано: „Взятку или предмет коммерческого подкупа надлежит считать получен­ными по предварительному сговору группой лиц, если в преступлении участвовали два и более дол­жностных лица, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совер­шении данного преступления с использованием сво­его служебного положения“ (Бюллетень Верховного Суда РФ.

2000. №4. С. 7.). В этой связи вопросы о том, когда, где и при каких обстоятельствах со­стоялся сговор, представляются обязательными.Это отмечается в обзоре кассационной практи­ки Судебной коллегии по уголовным делам Верхов­ного Суда Российской Федерации за 1999 год: „Ар­хангельским областным судом Жидков и Трофимов осуждены за убийство по предварительному сгово­ру группой лиц с целью сокрытия преступления. Тем не менее в приговоре не указано, когда, где и при каких обстоятельствах осужденные вступили в сговор на убийство.

Приговор Брянского областного суда в отноше­нии Башанова и Самофалова, осужденных за похи­щение Н.

по предварительному сговору группой лиц, покушение на изнасилование и ряд других преступ­лений, отменен, поскольку действия осужденных не конкретизированы.Показания осужденных, изло­женные в приговоре, не соответствуют их показа­ниям

в протоколе судебного заседания. Наличие предварительного сговора в приговоре не мотиви­ровано. Не указано, в какой момент состоялся пред­варительный сговор“ (Там же.

С. 16).Отсутствие между лицами предварительного сговора, например, на убийство исключает квали­фикацию по п.

„ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ (п. „н“ ст. 102 УК РСФСР).Так, приговором областного суда С.

и К. были признаны виновными в умышленном убийстве, со­вершенном по предварительному сговору группой лиц и из корыстных побуждений, и осуждены по п.

„а“, „н“ ст. 102 УК РСФСР. Преступление, как ука­зано в приговоре, совершено при следующих обсто­ятельствах. В октябре 1993 г. К. взял в долг у своего знакомого 1600 долл. ($), 400 из которых отдал в декабре 1993 г., а остальные 1200 не вернул, не­смотря на неоднократные требования.

13 декабря 1993 г., когда потерпевший вновь потребовал воз­вратить долг, К, взяв малокалиберный револьвер и бельевую веревку, вместе с С. на автомашине, уп­равляемой У., обманным путем вывезли потерпев­шего на проселочную дорогу, где К.

в салоне авто­машины с целью убийства из корыстных побужде­ний (невозвращение 1200 долл.) набросил ему на шею веревку и стал душить.

Когда веревка оборва­лась, К.

из малокалиберного револьвера выстрелил потерпевшему в голову.После этого С. вместе с К., по просьбе последне­го вытащили раненого потерпевшего из салона ав­томашины и бросили в придорожную канаву с во­дой, при этом К. пытался его добить, нанося удары ногами по голове.

После того как К., С. и У. покинули место про­исшествия, потерпевший выполз на дорогу, где скон­чался от огнестрельного ранения. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, приговор и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ изменил: исключил осуждение К.

по п. „н“ ст. 102 УК РСФСР; переквалифицировал действия С. с п. „а“, „н“ ст. 102 УК РСФСР на ч.

1 ст. 189 (укрывательство) УК РСФСР по следующим основаниям.Суд не указал в приговоре, на чем основаны его выводы о том, что С. и К. совершили убийство по предварительному сговору. Из описательной части приговора видно, что все телесные повреждения потерпевшему, в том числе повлекшие его смерть, причинил К.

Вина С. заключалась лишь в том, что он, видя общественно опасный характер действий К., по его просьбе вместе с ним вытащил раненого потерпевшего из салона автомашины. К., в основ­ном не оспаривавший своей вины в убийстве, пока­зал, что С.

и У. в свои планы не посвящал.

С. вину в предъявленном обвинении не признал и последова­тельно утверждал, что никаких оснований к убий­ству не имел, о намерениях К. не знал и даже не догадывался. Находясь в автомашине на переднем сиденье, видел, как К. накинул на шею потерпев­шего веревку, стал душить, а затем выстрелил в голову.Когда К.
накинул на шею потерпев­шего веревку, стал душить, а затем выстрелил в голову.Когда К.

попросил его помочь вытащить потер­певшего из салона, он повиновался ему, поскольку испугался и растерялся. При таких обстоятельствах убедительных дан­ных о том, что С. принимал участие в убийстве по предварительному сговору с К., в деле не имеется (Бюллетень Верховного Суда РФ.

1997. №4. С. 11-12.). Представляется, что в приведенном примере не было соучастия, поэтому К. был признан виновным в умышленном убийстве из корыстных побуждений (п. „а“ ст. 102 УК РСФСР), а С. — в заранее не обе­щанном укрывательстве преступления (ч.

1 ст. 189 УК РСФСР). Предварительный сговор между соучастниками должен состояться обязательно по поводу конкрет­ного преступления.

Выход исполнителя за пределы договоренности должен рассматриваться как экс­цесс исполнителя.Так, Люблинским районным судом г. Москвы 6 июля 1995 г. Ильюк осужден по п.

„а“, „б“ ч. 2 ст. 146 УК РСФСР.

Он признан виновным в разбой­ном нападении по предварительному сговору груп­пой лиц с применением оружия. По делу также осуждены Сергеев и Савельев. В кассационном по­рядке приговор не обжалован и не опротестован.

Президиум Московского городского суда протест за­местителя Председателя Верховного Суда РФ об изменении приговора в отношении Ильюка — переквалификации его действий с п.

„а“, „б“ ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на ч. 2 ст. 145 УК РСФСР оставил без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам Вер­ховного Суда РФ 7 сентября 1999 г. аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворила, указав следующее.

Обстоятель­ства преступления судом установлены правильно, вместе с тем приговор в отношении Ильюка подле­жит изменению.Потерпевшая Топольская и свидетель Юдин об обстоятельствах совершения разбойного нападения на них показали, что видели только двоих нападав­ших в масках, у одного из них был пистолет, из которого тот произвел два выстрела в их сторону. Завладев сумкой с деньгами, нападавшие скрылись.

Из показаний Сергеева и Савельева в началь­ной стадии расследования дела, а также из показаний Топольской и Юдина не усматривается, что между осужденными была договоренность на со­вершение разбойного нападения с применением ору­жия и что Ильюк достоверно знал о наличии у Сер­геева газового пистолета.Как видно из материалов дела, в момент напа­дения Ильюк не был очевидцем применения ору­жия при нападении на кассира. Следовательно, до­казательств, подтверждающих предварительный сговор с Ильюком на совершение разбойного напа­дения с применением оружия, ни органами следствия, ни судом не установлено.

Поскольку имеющимися доказательствами не подтверждено, что действия Савельева и Сергеева, применивших при нападении газовый пистолет, ох­ватывались умыслом Ильюка, следует признать, что в данном конкретном случае Савельев и Сергеев действовали самостоятельно и имел место эксцесс исполнителей (выразившийся в совершении разбоя с применением оружия).Судебная коллегия по уго­ловным делам Верховного Суда РФ квалифициро­вала действия Ильюка по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР (в ред. от 3 декабря 1982 г.), предусматривающей от­ветственность за грабеж, совершенный по предва­рительному сговору группой лиц (Бюллетень Верховного Суда РФ.

2001. №6. С. 10-11.). Точка зрения о том, что в состав преступной группы могут входить только соисполнители, явля­ется общепризнанной. А.Ф. Ананьин пишет: „Пре­ступная группа — это объединение двух и более лиц, умышленно, совместно и согласованно друг с другом непосредственно воздействующих на объект уголовно-правовой охраны, полностью или частич­но выполняющих объективную сторону состава еди­ного умышленного преступления“ (Ананьин А.Ф. Организация, подстрекательство и пособничество в групповом преступлении.

Свердловск, 1980. С. 10.).В.А.

Алексеев отмечает, что специфическим признаком, отличающим групповое преступление от других проявлений соучастия, является непосред­ственность участия по крайней мере двух лиц в выполнении объективной стороны состава преступ­ления. Участники группового преступления долж­ны быть соисполнителями (См.: Алексеев В.А.

Уголовная ответственность за хищения, совершенные с использованием служебного положения организованной группой лиц. М., 1990. С. 8.). Положение не изменилось даже с появлением нового УК РФ.Несмотря на то, что в законе прямо не указы­вается, что участниками группы лиц по предвари­тельному сговору являются несколько исполните­лей, судебная практика прочно исходит из того, что в данном случае речь идет именно о соучастии в виде соисполнительства по предварительному сго­вору (См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.

ред. В.И. Радченко; науч. ред. А.С. Михлин. М., 2000. С. 68-69.). И действительно, например, в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за третий и четвер­тый кварталы 1996 г.

указывается: „Умышленное убийство признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовало два и более исполнителей, заранее договорившихся о совместном его совершении, и каждый из них выполнял действия, составляющие часть объектив­ной стороны преступления.

Действия одного исполнителя и пособника (орга­низатора, подстрекателя) не образуют группу, сле­довательно, действия пособника не могут быть ква­лифицированы по ст. 17, п. “н» ст. 102 УК РСФСР.Приговором городского суда Т.

и X. признаны виновными и осуждены по п. «е», «н» ст. 102 УК РСФСР, кроме того, Т.

осужден по ч. 2 ст. 125 УК РСФСР, а X. — по ч. 2 ст. 126 УК РСФСР.Кассационная инстанция, придя к выводу, что Т.

и X. оказали лишь пособничество П. в убийстве потерпевшего (дело в отношении П. прекращено в связи с его смертью), переквалифицировала их дей­ствия на ст.

17, п. «е», «н» ст. 102 УК РСФСР. При­говор в части осуждения Т. по ч. 2 ст. 125 и в части осуждения X.

по ч. 2 ст. 126 УК РСФСР постанов­лен правильно, поскольку Т., реализуя умысел на похищение человека, насильно привез (по предва­рительному сговору с другими лицами) в пустую квартиру двух потерпевших, а X.

и другие лица удерживали их в этой квартире, избивали, держа­ли связанными.Председатель Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об исключении из при­говора и определения кассационной инстанции осуж­дение Т. и X. по ст. 17, п. «н» ст. 102 УК РСФСР. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест, указав следующее.

Т. и X. по просьбе П. привезли связанного потерпевшего в багажнике машины к песчаному карьеру, так как П.

хотел «ра­зобраться» с потерпевшим. П. дал X. лопату и пред­ложил копать ему.

Удары ножом потерпевшему наносил один П., затем Т. и X. столкнули труп в яму и закопали. Материалы дела свидетельствуют о том, что Т.

и X. непосредственного участия в ли­шении жизни потерпевшего не принимали.Таким образом, совместного совершения убийства не было. Доказательств того, что потерпевший убит по пред­варительному сговору, в деле не имеется. Т. и X. не могут нести ответственность по ст.

17, п. «н» ст. 102 УК РСФСР. Помещение связанного потерпевшего в багажник машины, перевозка его к месту соверше­ния преступления, выкапывание ямы и сокрытие следов убийства охватываются в данном случае диспозицией ст. 17, п. «е» ст. 102 УК РСФСР. Осуждение Т. и X. по ст. 17, п. «н» ст. 102 УК РСФСР исключено из приговора и определения кас­сационной инстанции, в остальном приговор остав­лен без изменения» (Бюллетень Верховного Суда РФ.

1997. №4. С. 11.). Наконец, пример из практики применения уже нового УК РФ. Военным судом Приволжского воен­ного округа Ерофеев осужден за совершение (по­мимо иных преступлений) убийства по предвари­тельному сговору группой лиц с целью облегчить совершение другого преступления, а Аношкин — за пособничество в этом убийстве.

Согласно приго­вору Ерофеев и Аношкин договорились совместно похитить имущество из квартиры Домниных, а день­ги от его последующей реализации поделить меж­ду собой.

При этом для беспрепятственного проник­новения в квартиру они решили завладеть ключа­ми от нее, убив с этой целью несовершеннолетнего Домнина Д. в заранее оговоренном месте. Исполняя задуманное, Аношкин пригласил Домнина Д.

за трансформаторную будку, расположен­ную недалеко от места жительства потерпевшего, а Ерофеев заранее приготовленной веревкой задушил потерпевшего и изъял у него ключи от квартиры.Эти действия Ерофеева судом квалифицирова­ны по п. «ж,» «к» ч. 2 ст.105 УК РФ, а Аношкина — по ч. 5 ст. 33 и п.«ж,» «к» ч. 2 ст.

105 УК РФ. Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмот­рев 12 августа 1999 г.

дело в кассационном порядке, расценила квалификацию действий осужденных как ошибочную и приговор в этой части изменила, ука­зав следующее. Убийство признается совершенным группой лиц по предварительному сговору тогда, когда два или более лица, имея договоренность, направленную на убийство, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.В суде же установлено, что убийство потерпев­шего Домнина Д. совершил один Ерофеев, набросив ему на шею веревку и удушив таким образом.

Аношкин в лишении жизни Домнина Д. участия не при­нимал. Он лишь содействовал Ерофееву тем, что завлек потерпевшего в уединенное место.

Посколь­ку соучастие в виде пособничества в убийстве по­терпевшего не образует группы, то квалифицирую­щий признак убийства, предусмотренный п.

«ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, — «совершенное группой лиц по предварительному сговору» вменен обоим осужден­ным необоснованно. Поэтому Военная коллегия ис­ключила из приговора указание об осуждении Еро­феева по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Аношкина по ч.

5 ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, признав Ерофеева осужденным по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Аношкина по ч.

5 ст. 33 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №5. С. 8-9.). Из приведенных примеров четко прослеживается позиция Верховного Суда РФ, которая заклю­чается в том, что группа лиц по предварительному сговору (например, по делам об умышленном убий­стве) — это обязательно два или более исполните­лей, заранее договорившихся о совместном совер­шении преступления.

По мнению авторов Коммен­тария к Уголовному кодексу РФ, эта форма соуча­стия может сочетаться как с соисполнительством, так и с соучастием в тесном смысле, то есть с раз­делением ролей, однако в последнем случае долж­но быть не менее двух соисполнителей (См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред.

А.В. Наумова. М., 1997. С. 123.). В пункте 10 постановления Пленума Верховно­го Суда РФ «О судебной практике по делам об убий­стве» от 27 января 1999 г. указывается: «Предвари­тельный сговор на убийство предполагает выражен­ную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего.

При этом наряду с соисполнителями другие участники преступной группы могут высту­пать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит ква­лифицировать по соответствующей части ст.

33 и п. „ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ» (Бюллетень Верховного Суда РФ.

1999. №3. С. 4.). С.В. Бородину представляется, что это соответствует точному смыслу закона, из которого вытекает, что преследуется лишение жизни человека, со­вершенное группой лиц, и не имеется в виду груп­па лиц, которая после сговора об убийстве «поручи­ла» совершить преступление одному человеку. Если убийство непосредственно совершено двумя и бо­лее лицами, вопрос о правильности применения п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ сомнений не вызывает (См.: Бородин СВ.

Преступления против жизни. М., 1999. С. 130.). Таким образом, если убийство совершено двумя или более соисполнителями, то их действия надле­жит квалифицировать по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Если наряду с соисполнителями в совершении пре­ступления принимают участие организатор, подстре­катель или пособник, то действия указанных лиц также надлежит квалифицировать по соответству­ющей части ст.

33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Поло­жение меняется, если наряду с организатором, под­стрекателем или пособником преступление непос­редственно совершается одним исполнителем. В этом случае, как это следует из приведенных примеров и указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ, квалификация по п.

«ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ невозможна ни для исполнителя, ни для других соучастников. Возникает вопрос, почему квалифи­кация действий организатора, подстрекателя или пособника ставится в зависимость от того, сколько исполнителей участвует в совершении преступле­ния?

Почему в группе лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 35 УК РФ) обязательно наличие, как минимум, двух исполнителей.

Ведь наличие двух или более исполнителей (и об этом прямо сказано в ч. 1 ст. 35 УК РФ) обязательно только для группы лиц без предварительного сговора.В деле Пилишвили и Челидзе Судебная колле­гия по уголовным делам Верховного Суда РФ дей­ствия одного из соучастников, не принимавшего непосредственного участия в разбойном нападении, переквалифицировала с п. «а», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч.

5 ст. 33 и п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ как соучастие в форме пособничества в разбойном на­падении с применением оружия и исключила из приговора в отношении исполнителя преступления (осужденного по п.

«в» ч. 3 ст. 162 УК РФ) квалифи­цирующий признак разбоя — совершение его груп­пой лиц по предварительному сговору (Бюллетень Верховного Суда РФ.

1999. №7. С. 13.). В этой свя­зи возникает вопрос о том, какая форма соучастия из предусмотренных ст. 35 УК РФ имеет место в данном случае?

Ответ может быть только один — группа лиц по предварительному сговору. Почему же тогда этот квалифицирующий признак исклю­чен?!

Точка зрения авторов Комментария к Уголов­ному кодексу РФ, что оказание лицом

исполнителю помощи в совершении преступления путем предос­тавления средств или орудий либо устранением препятствий, а также путем заранее обещанного совершения укрывательских действий, если это лицо непосредственно не участвовало в выполнении объективной стороны состава преступления, не рас­сматривается как совершение преступления груп­пой лиц по предварительному сговору, нам пред­ставляется спорной (См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.

ред. В.И. Радченко; науч. ред.

А.С. Михлин. С. 69.). Возражения связаны с тем, что в указанном случае налицо соучастие. И в ка­кой же форме, если не в группе лиц по предвари­тельному сговору? Ведь не само по себе соучастие и его теоретические положения имеют значение для квалификации преступления, а предусмотренные ст.

35 УК РФ формы преступной деятельности. Необходимо также учесть следующее. Напри­мер, в п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ указаны, через запятую, в качестве квалифицирующих обстоя­тельств группа лиц, группа лиц по предваритель­ному сговору и организованная группа.Если убийство будет совершено двумя испол­нителями без предварительного сговора, то их действия будут квалифицированы по п.

«ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку группы лиц. Если убийство будет совершено двумя исполнителями по предваритель­ному сговору, то их действия также будут квали­фицироваться по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, но уже по признаку группы лиц по предварительному сго­вору.

Действия других соучастников (организатора, подстрекателя, пособника) в этом случае надлежит квалифицировать по соответствующей части ст.

33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

А вот если убийство совершено одним исполни­телем, то, несмотря на наличие других соучастни­ков (организатора, подстрекателя, пособника) и при отсутствии других квалифицирующих обстоя­тельств, его действия будут квалифицироваться по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Действия же других соучастни­ков — по соответствующей части ст.

33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ. Таким образом, получается, что два соисполни­теля без предварительного сговора будут нести от­ветственность по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а испол­нитель по предварительному сговору с другими со­участниками — по ч.

1 ст. 105 УК РФ. При этом другие соучастники тоже будут нести ответствен­ность лишь по ч.

1 ст. 105 УК РФ и соответствую­щей части ст. 33 УК РФ. Можно ли при этом утверждать, что действия двух исполнителей без предварительного сговора более опасны, чем действия соучастников с распре­делением ролей, но с одним исполнителем?

Читинский областной суд осудил С.

по п. «и» ст. 102 и ст. 107 УК РСФСР и З. — по п. «г», «н» ст. 102 УК РСФСР. Судебная коллегия по уголов­ным делам Верховного Суда РФ, изменяя приговор, действия С, не принимавшего непосредственного участия в лишении жизни потерпевшего, переква­лифицировала с п.

«и» ст. 102 УК РСФСР на ст. 17, 103 УК РСФСР и исключила указание об осужде­нии З. по п. «н» ст. 102 УК РСФСР за совершение умышленного убийства по предварительному сго­вору группой лиц (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №10. С. 21.). Но вот другой пример.

Приморским краевым судом Кравчук осуждена по ст. 17, 103 УК РСФСР, а Быстряков — по п.

«а» ст. 102 УК РСФСР.Судебная коллегия по уголов­ным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения. Президиум Верховного Суда РФ, удовлетворяя протест заместителя Генерального прокурора РФ, указал следующее.В постановлении о привлечении Кравчук в ка­честве обвиняемой по п. «а» ст. 102 УК РСФСР орга­ны следствия указали, что она, имея умысел на убийство своего мужа, предложила Быстрякову не­посредственно совершить убийство, обещая за это 5000 руб., на что тот согласился.

Суд квалифицировал ее действия по ст.

17, 103 УК РСФСР как пособничество и подстрекательство к совершению умышленного убийства без отягчаю­щих обстоятельств. При этом суд указал в приговоре, что она дей­ствовала не из корыстных побуждений, а из чув­ства мести, вследствие сложившихся между нею и мужем личных неприязненных отношений, непос­редственного участия в лишении жизни Кравчука не принимала. Действия Быстрякова суд квалифицировал по п.

«а» ст. 102 УК РСФСР.Т аким образом, суд признал Кравчук виновной в соучастии в совершении преступления, предус­мотренного ст. 103 УК РСФСР, хотя никого непос­редственно виновным в совершении такого преступ­ления не признал.

В связи с этим выводы суда нельзя признать соответствующими закону. Состоявшиеся по делу судебные решения в отношении Кравчук отменены и дело направлено на новое судебное рас­смотрение в связи с неправильной квалификацией ее действий (См.: Практика Верховного Суда РФ по уголовным делам.

М., 1995. С. 143-145.). По нашему мнению, в обоих случаях каждому соучастнику необходимо было вменить квалифици­рующий признак — совершение убийства по пред­варительному сговору группой лиц.

В этой связи мы предлагаем, например, ква­лифицирующий признак, предусмотренный п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, — совершение убийства по пред­варительному сговору группой лиц — вменять каж­дому члену группы лиц по предварительному сго­вору во всех случаях, независимо от числа испол­нителей.Возможна и такая ситуация, описанная профес­сором А. Кладковым (См.: Кладков А. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии // Законность.

1998. С. 28.). В части 4 ст. 34 УК РФ сказано, что лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части УК (специальным субъектом), участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя или пособника.

Это положение не вызывает трудностей, когда выполнение объективной стороны преступления невозможно неспециальным субъектом, например, при дезертирстве (ст.

338 УК РФ). Но в некоторых составах преступлений со специальным субъектом есть такая возможность. Например, при изнасиловании (ст. 131 УК РФ), специальным субъектом которого является мужчина.

Объективная сторона этого состава состоит из полового сношения и физического насилия или угрозы его применения. Ясно, что исполнителем части объективной стороны — применять насилие или угрожать его применением —может и женщина, не являющаяся специальными субъектом этого преступления.

По предыдущему УК такие лица признавались субъектами группового изнасилования.

Новый УК предложил считать их в подобных случаях пособниками изнасилования. Но пособник (женщина) и исполнитель (мужчина) не образуют группу, дающую основания в соответствии со ст. 35 УК для признания изнасилования групповым.В связи с этим новый УК обладает обратной силой в отношении групповых изнасилований, со­вершенных до 1 января 1997 г., с участием жен­щин, когда они признавались соисполнителями.

Однако применение обратной силы порождает ряд вопросов, и не только связанных со снижением на­казания. Если изнасилование в силу отсутствия группы подлежит переквалификации по ч. 1 ст. 131 УК РФ, то для возбуждения уголовного дела тре­буется заявление потерпевшей.

Но его порой по тем или иным причинам практически невозможно по­лучить, тем более когда речь идет о распростране­нии обратной силы на отбывающих или даже от­бывших наказание. Подлежит ли в таком случае дело прекраще­нию за отсутствием жалобы потерпевшей, а отбывающий наказание освобождению от него? Как от­ветить на эти вопросы?

Довольно просто — надо признать пособника (женщину) и исполнителя (муж­чину) группой лиц по предварительному сговору, и все вопросы будут сняты.